"они" и "мы"


Разница между «ними» и «нами» видна сразу, как только самолет приземляется в их аэропорту.

Эта разница имеет массу проявлений, многослойна. Проявляется и в деталях, и по-крупному. Различий на мой субъективный взгляд гораздо больше, чем сходства.
Хотя, я добросовестно и честно искал и продолжаю искать именно то, что нас может сблизить.
Первое, что бросилось в глаза, сразу по прилету в аэропорт — это обилие служащих аэропорта, которые стояли на каждом повороте, при каждом, даже небольшом, изгибе маршрута перехода от самолета в зону выдачи багажа, и далее, вплоть до выхода из него, и очень приветливо улыбаясь, здороваясь, практически с каждым, указывали направление движения.
Это притом, что отклониться от маршрута было практически невозможно.
И дело не в том, что рейс был международный, из Москвы, и они боялись, что «как бы умело замаскированный под путешествующих обывателей спецназ ГРУ тайно не просочился на их суверенную территорию...».
В других аэропортах, на внутренних рейсах было то же самое: доброжелательные служащие, на каждом ключевом месте, где человек может растеряться, в любой момент готовые помочь.
Что еще заметил про себя, так это то, что среди них не было ни одного представителя белой расы.
(Извините за несоблюдение политкорректности, но, действительно уважая представителей всех рас, народов и народностей, далее я буду называть представителей белой расы — белыми, черной расы — черными, желтой расы — азиатами, выходцев из Латинской и Центральной Америки — латиносы).
Это были, в основном латиносы, меньше азиатов и единицы — черных.
Надо сказать, что белое население, особенно в больших городах очень сильно разбавлено небелым.
И это всеми воспринимается как само собой разумеющийся факт. Этого уже практически ни кто не замечает.
Для «них» это естественно, нормально и обычно. И корни этого «воинствующего интернационализма» уходят в историю Америки — страну мигрантов.
И, кстати, отличная иллюстрация к этому,- крайне разношерстная публика на небольших круизных суденышках, следующих по любимейшему маршруту «американской мечты»: остров Свободы - остров Эллис - пристань в устье реки Гудзон - маршруту, по которому за шестьдесят с лишним лет прокатилось ой как немало будущих стопроцентных американцев!



Остров в Гудзоне со статуей Свободы - место паломничества не только иностранных туристов, но и коренных американцев.
Остров Элис - в течение многих десятилей - пункт фильтрации мигрантов.

 

Пристань, откуда отплывают экскурсионные кораблики и куда прибывали те, кто прошел фильтрацию на острове Элис.

Разномастная, многонациональная, многоязычная публика на экскурсионном кораблике.

Иллюстрацией такого интернационального мироощущения явилась мимолетная встреча, уже несколько месяцев спустя, в небольшом провинциальном курортном торговом центре.

Мы со знакомым - работником нашего посольства расплачивались на кассе. Рядом стояла ухоженная пожилая женщина - типичная американская путешествующая пенсионерка, и выбирала какой-то товар.

Услышав наш акцент, она оживилась и с улыбкой спросила, откуда мы. Услышав, что из России, она еще больше заулыбалась и произнесла: "О, Россия! Я знаю! Это великая страна! Хорошо, что вы приехали - НАМ НУЖНЫ РАБОЧИЕ РУКИ!"

То есть, появление в их стране "чужих" - дело нужное и полезное для этой конкретной пожилой американской пенсионерки для обеспечения ее безбедной старости (о их безбедной старости - отдельный рассказ).

Первое, что ей пришло в голову, когда она поняла, что имеет дело с иностранцами, это их добросовестный труд во благо Америки и ее благо.

Центральный парк Нью-Йорка - еще одно место, где воочию можно убедиться в разнообразии и разномастности наций, рас и народностей, многократно переплетенных в этом людском "лоскутном одеяле" американского Вавилона.



Читать дальше